Игрушка в нашем крае

 

Деревянная_лошадка.jpgИгрушка — предмет, предназначенный для игры. Она способствуют умственному и физическому развитию, помогает познавать окружающий мир, приучает к труду, формирует характер.

Игрушки известны человечеству с глубокой древности. Подтверждается это археологическими находками. На местах древних поселений археологи находят маленькие фигурки людей, животных, посуду и другие предметы. Изготавливали их из разных подручных материалов. Сначала из кости, дерева, глины и растений, позже из тряпочек, стекла, кожи и железа.

Игрушки несли в себе не только воспитательный элемент, но порой и обожествлялись, участвуя в многочисленных обрядах или выступая оберегами. Относились к ним очень уважительно, хранили в специальных корзинах или сундуках.

Игрушки классифицируют по следующим признакам: педагогическому назначению, материалу изготовления и возрасту детей.

По возрасту детей игрушки делят на три основные группы: от рождения до 1 года; от 1 до 3 лет - в этот период начинается разделение игрушек для девочек и для мальчиков и от 3 до 5.

Для детей (от рождения до 1) игрушка является предметом первой необходимости, с помощью которой у них развиваются зрение, слух, восприятие цвета, хватательные движения.

Погремушка.jpgПервой игрушкой ребенка в древности, как и сегодня, была погремушка. И отличалась она от современных погремушек материалами и техникой изготовления.
У народов населяющих наш край были разные погремушки.
На территории Пустозерска в 2011г. археологами из города Нефтеюганска Ханты-Мансийского автономного округа, во главе с руководителем Кардаш Олегом Викторовичем найдены две погремушки из кости. Эти кости - подкопытный сустав ноги домашнего животного, предположительно овечки. В косточках имеются отверстия, через которые продевали нить и подвешивали к кроватке. Датированы они VI-XX вв. Найденные погремушки на сегодняшний день находятся в экспозиции музея - заповедник “Пустозерск”. 

Курапачий_зоб.jpgПогремушка ненецкого народа изготавливалась из куропачьего зоба. Зоб извлекали из птицы, придавали ему форму, наполняя почками ивы или зернами пшеницы. Погремушка имела прозрачно-коричневый цвет. После того, как конструкция высыхала, ее давали играть в руки, либо подвешивали к люльке. 

У коми народа погремушки плелись из бересты. Назывались они шур-шар. Шур-шар представляет собой сплетенный бочонок на резной, как правило, деревянной палочке – ручке. Наполняли бочонок камешками или песком. Шур-шар делались самой различной величины. Со временем погремушка шур-шар стала музыкальным инструментом.

Из дерева делались не только погремушки, деревянных игрушек раньше водилось немало, так как этот материал всегда был под рукой в хозяйстве. Шук-шар.jpgПолено, чурка, щепка, дощечка — вот с чего начинали мастерить игрушки. Например, деревянный топорик найден в 1996 году на мысе Виселичном, у угла сруба XVIIв. сотрудниками Архангельской Арктической экспедиции под руководством Овсянникова Олега Владимировича. Так же небольшой деревянный кусочек, деталь от нарт – легких саней особой конструкции, был раскопан группой археологов из города Нефтеюганска Ханты-Мансийского автономного округа, с руководителем Кардаш Олегом Викторовичем на территории Пустозерска в 2011г.

Передвижение по тундре трудно представить без нарт. Наблюдая, как работает отец, мальчики мастерили игрушечные нарты, очень похожие на настоящие.
Делая нарты, мальчики запрягали в них игрушечных оленей. Игрушечные олени также делались из разного материала. Они представляли собой деревянные брусочки с выступом на одном конце (хвост), косым срезом на другом (голова) и не до конца отколотыми, слегка загнутыми лучинками, изображающими рога.[4]

Олень1.jpgВ фондах Ненецкого краеведческого музея хранятся игрушки оленя из пластмассы, автором которой является Валей Дарья Александровна. Игрушка была куплена в 2001 году в общине “Ямб-то”. Это олень, на нем видны очертания четырех ножек и опущенной головы, без рогов. 

В Ненецком краеведческом музее хранится еще одна игрушка оленя, состоящая лишь из головы - половинка клюва птицы, скрепленная грудной вилкообразной костью.

У ненцев в тундре все дела, сделки и разговоры ведутся вокруг оленя, который является их смыслом жизни, богатством, гордостью и надеждой. В русский же фольклор, литературу и творчество прочно вошел и использовался образ коня. Конь с незапамятных времен – неразрывный спутник русского человека. С ним связана вся жизнь как простого крестьянина, которому конь был и в хозяйстве подмогой, кормильцем и «собеседником», так и самого знатного. 

Голова_оленя.jpgВ фондах Ненецкого краеведческого музея хранится деревянная лошадка-качалка, изготовленная в 1904 году. Передана музею в дар Кисляковой Ганной Яковлевной, жительницей города Нарьян-Мар. Лошадка - ручной работы, состоит из двух основных частей, соединенных друг с другом: передней - голова и ножки и задней – место для сиденья (седло) и ножки. 

Изначально лошадка состояла из дуги, упряжи, хвоста, гривы, саней с полозьями и колесиками. Упряжь была из кожи, в санках можно было кататься.
Игрушечные лошадки, делались не только из дерева, но и из глины.
В 1996г. на территории бывшего поселения Пустозерск, найден глиняный коник, датированный VI – XX вв.

В культурах народов мира среди различных проявлений народного творчества, этнических праздников и ритуалов одним из весомых явлений стала кукла. Считалось, что при изготовлении обрядовых кукол недопустимо использовать колющие и режущие предметы, которыми человек мог пораниться. Поэтому ткань и нитки для кукол нужно было не резать, а рвать.[2] Многие куклы делались (скручивались) именно на коленях.

Куклы_Уко.jpgНенецкие куклы называются нухуко или кратко уко. Туловище куклы представляет собой кусок цветного сукна, а вместо головы - половинка клюва утки (кукла “женская”) или гуся (кукла “мужчина”). Место соединения сукна с клювом обертывается кусочком материи наподобие воротника. Ни лица, ни ног, ни рук ненецкая кукла не имеет. Поверх безрукой и безногой фигуры накидывалась меховая кукольная одежда и опоясывалась пояском. 

Помимо кукол, девочки умели делать люльки с куклой-ребенком в ней. В фондах Ненецкого краеведческого музея хранится люлька, которая представляет собой овальный короб, с невысокими бортами и дугой в изголовье для полога. Приобретена в 2008 году у Тайбарей Анисьи Гавриловны, жительницы п.Красное.

Традиционные русские куклы очень разнообразны по форме и декоративному исполнению.
Большое количество деревенских праздников было приурочено к календарным церковным датам и сопровождалось многообразной символикой. Поэтому не последнее место в праздничной символике принадлежало традиционным куклам: кувадке - обрядовая свадебная кукла, лихоманке, крупеничке и др. Куклы служили обрядовым символом, участвовали в магических заклинаниях. Например, русскую куклу - “пеленашку” делали из кусочков ткани. Ее подкладывали младенцу в колыбель, чтобы сбить злых духов с толку. Эта кукла находилась с ребенком до его крещения, после этого куклу бережно хранили в доме.
Как правило, лица у традиционных кукол оставались безликими – без глаз, носа, рта, а некоторые даже без рук и ног. Считалось, что в такую куклу не сможет вселиться злой дух или другие недобрые силы. Куклам так же приписывались различные волшебные свойства: они могли принять на себя болезни и несчастья, помочь хорошему урожаю.

В культуре каждого народа игрушка занимает своё, и очень важное место.
Территорию нашего края населяли разные народы и у всех были свои игрушки, со своей историей и техникой изготовления. Каждая несла в себе добро, радость, тепло рук мастера и фантазию, которая увлекала и детей, и взрослых. Дети с удовольствием играли в самодельные игрушки.
На протяжении веков народная игрушка менялась вместе с культурой народа, став воплощением его национальных особенностей.

 


Заболотских Елена Ивановна
Научный сотрудник отдела музейной педагогики

Фото из фондов музея

2014 год


Используемая литература

1. Дядюн С.Д. Детский фольклор обских угров:
2. Котова И.Н., Котова А.С. Русские обряды и традиции. Народная кукла. – СПб.: 2010. – 240с.
3. Ханзерова В.А. Народная педагогика. На примере жизни и быта ненцев. – Нарьян-Мар: 2001 – 24с.
4. Хомич Л.В. Ненцы. – СПб.: 2003. – 125с.